pukhovaya-svinya

Свиньи в овечьих шубках: амурские фермеры заводят пятачков редкой заморской породы

Опубликовано: Категория: Новости

В хозяйствах Приамурья набирает популярность необычная порода свиней — венгерская пуховая мангалица. Эти пятачки весьма забавны — вместо гладкой щетины они носят кудрявую шевелюру. Как утверждают амурские бизнесмены, впервые поросята голубых кровей были завезены на нашу землю прямиком из Венгрии около десяти лет назад. «Амурская правда» выяснила, почему рынки области до сих пор не завалены элитным мясом, коим славится благородная заморская свинья, и какова перспектива редкой породы в нашем регионе.

Элитный Серега

Свин Серега в Усть-Ивановке наделал много шуму. Нет, он не буйный — слишком красивый. Кудри рассыпались по всему мясистому телу. Когда он смачно хрюкает, толкаясь у кормушки, и с боку на бок переваливается в грязи, селяне улыбаются от умиления.

— Только привез породистых свиней, ко мне начали ходить как в зоопарк, — смеется владелец хряка Павел Кренев.

Пятачок Серега — представитель породы венгерская пуховая мангалица. Она была выведена в Венгрии путем скрещивания домашней свиньи и дикого кабана. Четырех чистокровных иностранцев год назад санитар местной психбольницы и фермер-любитель выменял у бизнесмена из Белогорска на элитного тяжеловозного жеребца. «Мне повезло — покупал лошадь у друга. Отдал всего 80 тысяч рублей вместе с доставкой», — хвастает Павел Кренев выгодной сделкой. Заморские свиньи оказались отличным приобретением. Полудикари выделяются не только модной шевелюрой, но и неприхотливым нравом. Содержать их в два раза дешевле, чем поросят распространенных пород.

— Обычным свиньям необходимо постоянно чистить хлев. Будет сыро, поддует — закашляют. Мангалицам — по барабану! Иммунитет сильный, ни разу не болели. В еде тоже непривередливы, комбикорма им нужно гораздо меньше. Жуют обычную траву, их можно на пастбище выгонять, как коров, — рассказывает Павел о простых нравах элитных хряков.

Мелкий фермер не мог не заметить и благородства чистокровных свиней. «Наши, когда поросятся, строго живут по отдельности, они не принимают чужих поросят. А мангалицы — очень хорошие матери. Матка накормит любого поросенка. У них нет каннибализма, как у обычных свиней», — делится наблюдениями сельчанин.

В ушедшем ноябре семью Креневых постигло горе. Из-за печного отопления загорелся свинарник. «Все пропало! Пожар был страшный! Мужики плакали», — вздыхает сестра и помощница фермера Лариса. Загон, отстроенный хозяйскими руками, выгорел изнутри почти дотла. Но самое страшное — в пожаре погибли животные: 58 свиней, среди них три чистокровные мангалицы. От нажитого остались лишь невыплаченная ссуда, около 20 простых пятачков да счастливчик Серега.

— Одну подгоревшую мангалицу пустили на мясо. Сами попробовали и продали, — рассказывает фермер. — Свинина качественная, похожа на мраморную говядину, прослойка сала тонкая. Я отпускал на рынке по 350 рублей за килограмм. Мужик купил, а потом вернулся и сказал: готов взять всю тушу даже дороже.

Мясо венгерской мангалицы действительно признано деликатесом, оно очень популярно в Европе. Его называют мраморным беконом за великолепный вкус.

Откуда берутся породистые свиньи

В амурском управлении ветеринарии и племенного животноводства точно не знают, откуда венгерские свиньи взялись на нашей земле. След ведет к предпринимателю из Белогорска Сергею, не пожелавшему обнародовать свою фамилию. Как утверждает бизнесмен, он с другом еще в 2009 году заказал забавных поросят у иностранцев, их привезли прямо из Венгрии.

— Всего взяли восемь свиней, поделили. Каждому досталось по три чушечки и по одному кабанчику, — рассказывает Сергей.

Тогда один поросенок-мангалица обошелся амурчанам в 30 тысяч рублей — в десять раз дороже обычного. «Они были маленькие, каждый размером с литровую банку», — отмечает предприниматель. Спустя три года бизнесмены в целях поддержки породы обновили свинопоголовье и завезли еще несколько хряков-иностранцев. В хозяйстве Сергея были мангалицы трех мастей: бурые, рыжие и ласточки — черные с белым брюшком.

— Новорожденные поросята походили на диких кабанчиков — у них полосатые спинки, — вспоминает предприниматель.

По мере взросления окрас хрюшек менялся, щетина начинала завиваться. Ближе к холодам шубы свиней становились заметно гуще. Зиму мангалицы переживали легко, не требуя тепличных условий, — зарывались в солому и спали, прерываясь на трапезу.

Вскоре Сергей распродал всю элиту. Держать благородных свиней чуткому бизнесмену оказалось невыгодно. «Они плодятся, а резать их жалко», — признается мужчина, только однажды пустивший мангалицу под нож. Больше не смог. Так каракулевые свиньи разъехались по всему региону, по два-три чистокровных поросенка осели в разных амурских хозяйствах.

По словам Сергея, именно он стал одним из первых владельцев и вьетнамской вислобрюхой свиньи. Поросят доставили в Приамурье в 2009 году вместе с мангалицами.

Порода обречена на вырождение

Амурские ветеринары резюмируют: в нашем регионе нет ни одного племенного репродуктора венгерской пуховой мангалицы. Это значит, что животными занимаются не профессиональные зооселекционеры, а любители.

— Для разведения породы нужно как минимум раз в два года приобретать племенных хряков, чтобы избежать близкородственного скрещивания. Такое спаривание ведет к снижению продуктивности, теряются породные качества. Вероятнее всего, у многих владельцев нет возможности поддерживать породу, мелким фермерам это невыгодно. Достать поросят чистокровной мангалицы нелегко, дорого. К примеру, доставка из Красноярска 20 нетелей стоит 500 тысяч рублей, — отмечает начальник регионального управления ветеринарии и племенного животноводства Сергей Самохвалов.

Многие фермеры скрещивают мангалиц со свиньями других пород. Так, хряк Серега из Усть-Ивановки женихался с чушкой породы вьетнамская вислобрюхая. Три месяца назад у них появились поросята. «Но их уже нельзя назвать мангалицами, они утратили свойства породы», — объясняет Сергей Самохвалов. В управлении ветеринарии отмечают: такой подход в конечном итоге приведет к вырождению кучерявого племени в Приамурье.

Коллекционер породистых животных

Санитар Павел Кренев — животновод по велению сердца. Он держит не только свиней, но и кур, индюшек, гусей и лошадей. У простого мужика есть страсть — коллекционировать породистых особей. Так, помимо кудрявых пятачков, он обзавелся вьетнамскими вислобрюхими свиньями. После их скрещивания с обычными на свет появились разноцветные поросята — в яблоках, черные и даже красные. В его курятнике можно отыскать величественных цесарок, пестрых кур-бентамок, билефельдеров, орпингтонов. Во дворе есть и конюшня, где стоят семь лошадей.

— Здесь живет моя душа, — признается Павел, поглаживая гриву своему любимцу — жеребенку владимирского тяжеловоза.

«Варя — любовь всей деревни. Дети прибегают, чтобы на ней покататься. Никому не отказываю!» — знакомит он с постояльцами. Есть среди лошадей и пенсионер — ласковый конь Апрель. «Ему уже 19 лет. В свое время его на скачках всего порвали, а теперь не нужен. Девушка ко мне привезла, попросила поставить. Держит, потому что жалко его», — вздыхает фермер.